14.08.2007 г.

1.

Еще совсем недавно в одном городе жил-был Зайка. С обгрызанными ушами, изъеденная лишаями и клопами, обездоленная тварючка. Из самого детства он ненавидел морковь, а от одного взгляда на капусту его колбасило. Большую часть времени он проводил в гущавинах пригородных парков и на мусорниках, где добывал себе поживу.

Там у него были две проблемы, первая - это полуодичалые собаки, которые отбирали самые вкусные объедки. Людей он не боялся, потому что они были совсем безразличны к нему. За что он был им очень благодарный.

Второй его проблемой были всяческие зайки, белочки и лисички, которые так же как он оставили родной лес и перебрались к городу, а теперь разделили между собой все лоскутки парков и прилісків. В каждого из них была собственная судьба и обстоятельства, которые привели их сюда, совсем не похожие на долю и обстоятельства других.

Когда Зайка была еще маленькой, он с родителями жил в густом лесу, и там, на небольшой опушке, около их норки в них был собственный участок земли, которую они обрабатывали, - выращивали на нем всевозможную зелепуху, от воспоминаний о которой у Зайки сводило в животе. Зайчих с ужасом вспоминал о тех временах. Своя богемная жизнь среди водоворота человеческой цивилизации он ни за что бы не променял на то дикое прозябание.

Его родители были детьми цветов, беззаботными потомками мира и любви, чья молодость прошла среди холмов, которые оживали среди звуков музыки. Зато судьба внука цветов оказалась куда более мизерной.

Если говорить по-просто, родители Зайки злоупотребляли молодыми побегами мака-ведюку и листьями валерианы. Из первых дней своей жизни Зайка могла рассчитывать лишь на себя. Он и сам удивлялся, как только ему прибегли выжить при тех депрессивных обстоятельствах, и почему его с братьями и сестрами не съели волки. Когда ему едва исполнилось два месяца, его начал жестко насиловать родной дядя. Родителям до того было совсем безразлично, задурманенные травами, выращенными на собственном участке, они созерцали замежжя сознанию, и им было не к таким пустякам, как собственные деточки. Не должен сил больше терпеть надругательство, Зайка попробовала убежать из дома, но первого раза ему это не прибегло. Его нашел дядя и жестоко покусал, пригрозив, что отдаст Зайку на поедание волкам, если он хотя бы попробует еще раз выкинуть что-то подобное. В поселке у дяди все было «на мази», его боялись не только простые зайцы, белочки, ежики, но и даже животные куда более крупные.
Поздно ночью Зайка-побігайчик пошла себе к автобусной остановке. Глянув в свое отображение в золотых зеркалах ларька с прессой, он сказал: