Ксения умолкла и грустно-грустно покачала головой. Да, хлебнула в жизни горя. Она и отпиралась, и уйти из дома хотела, но Вася – парень не такой, взял в оборот, отхлестал ремнем, а мамаша в это время говорила, что у дочери не было крепкой руки, вот и распоясалась, а так, может, будет толк. Что было ночью, вспоминать не хочет. Ей было уже лет двадцать пять, но в городе, перебиваясь, чтобы добыть денег на жилье как-то с мужчинами не ладилось. Василий не считал, что должен удовлетворять женщину, а вот она, она да! Обязана! По полной программе. Стали они жить у матери, Ксения боялась мужа до нервной дрожи, а он бил ее, почем зря. Не то приготовила на ужин, не там веник стоит, трусы не постираны, рубашка не выглажена. Доставалось и от матери: хозяйка никудышняя, кушать сварила не вкусно, соли мало. Сил ставало все меньше, однажды Ксения просто упала в обморок, и измученый организм отказался приходить в себя. Долго лежала в больнице под пристальными взглядами сочуствующих врачей. Домой не хотелось, там ждал только ад. Ей сообщили, что с работы ее тоже увольняют, она попала под сокращение. Хоть с моста да в воду! Женщина с ужасом ждала выписки, когда этот день пришел, не выходила из туалета, нервно скуривая одну сигарету за другой. Муж ждал в палате с вещами. Оказалось, что в это время с ним говорил молоденький интерн – мелкий, взъерошеный, он чем-то грозил мужу, что-то доказывал. Василий помог жене одеться и задумчиво проводил ее в машину. Что он думал, не известно, но привезя Ксюшу домой, сдал на руки матери и исчез где-то на месяц. Мать в это время помогала дочери, хлопотала возле нее, даже иногда ночами сидела у кровати. Но ничего в отношениях не изменилось.
Через месяц явился сверкающий муж, с розами теще и красиво упакованной коробкой на заднем сидении машины. Посадил Оксану в авто и повез в город. Оказалось – он купил квартирку. Маленькая комнатка и крохотная кухня, пятый этаж, но это была квартира в городе!!! За месяц он сделал в ней ремонт и вручную вырезал-сколотил мебель. Василий – краснодеревщик, этим и заработал на собственный уголок. Сиял, как новый пятак, улыбался, принес из машини подарок – раскошную шубу, не норковую, но у женщины никогда и кроличьей-то не было. Порадовалась, даже улыбнулась мужу, а он еще и колечко маленькое такое достал из кармана. Жизнь потихоньку налаживалась. Василий перестал драться, видно, доктор чем-то его серьезно напугал, даже близость уже не так выматывала. Через год у них родилась Алина – маленькое белокурое чудо, как две капли воды похожее на маму. Ксения ушла в материнство, отгораживаясь от прошлого. Василий наблюдал за этим без особой радости. Часто приходил домой навеселе, жизнь опять превращалась в ад.
- Ты не приготовила ужин!
- Приготовила, он в холодильнике, ты же опоздал!
- Подогрей!
- Но, Вась, я ведь кормлю ребенка!
Скандалы потихоньку вновь переросли в побои, Василий спивался, бил жену. В город переехала и мать Ксении, продала дом и купила квартиру за несколько кварталов от дочери. Однажды Оксана опять попала в больницу. Побои были серьезные. Хорошо, хоть малышку успела отвезти к матери…