Она знала, что изменить ничего нельзя. Как знала и то, что, по крайней мере, сегодня не услышит те бешеные звуки, которые несутся из железной машины каждый раз, как старик резал растительные тела на мелкие скалки.

. В кринках стояли цветы. А в ведрах - зеленые розовые ветви, которые могли когда-то рожать те необычные лепестки, которые так любила она.

ЕЕ волосы совсем спутались, ладони кровились от царапин, однако лицо светилось радостью. Когда мужчина зашел в комнату, понял, что состоялось что-то невероятное.

Однако боялся спрашивать. Может ничего и не произошло. Но «что-то» таки состоялось.

Женщина подошла к нему, и улыбаясь сказала:

- . слушай, замажь мне раны зеленькою. ты же знаешь - никогда сама не отважусь на такие муки.

- . что здесь у тебя произошло?.. Вся квартира в розах, а ты - в царапинах, - прижимая ее к себе, спросил он.

- . это была борьба. при жизни, - тихо сказала она.

- И, кто победил? - Немного нерешительно спросил он.

- Они. - глядя на кринки с цветами, ответила женщина.