Только ей по-настоящему нужны средства, для того, что бы уехать из города и исчезнуть, словно умереть. Умирать ей, конечно, не хотелось, не смотря на почти
полное отчаянье, голова ее была полна мечтами и некоторыми надеждами на свет. Хотелось умереть для города, для людей.
На кладбище оказалось темно. Могилы не светились фосфором, а мертвецы не прогуливались, не хохотали, как представляла себе Эльза. Она пришла немного раньше
и, убедившись, что еще никого нет, решила подождать у входа, вдруг, кто-нибудь из трупов все-таки намерен сегодня погулять. Первым пришел молодой человек,
которого она не узнала даже тогда, когда он посветил фонариком себе в лицо. В темноте, слыша его голос, она что-то чувствовала, что-то родом из детства, но
все равно не узнавала его, тем более при свете фонаря.
- Ну что,- заговорил он,- стоили те котята свободы твоей матери?
- Какие котята?- спросила Эльза.
- Те самые.
- Мы сделали это из-за котят?
- Да, твоя мать их утопила.
- Не знаю. Но мать точно не стоила котят, это совершенно точно.
Что-то было в его голосе теплое, но Эльза не могла вспомнить, что теплого было в ее детстве.
- Ты по-прежнему живешь тут? Почему?
- У меня нет талантов, как у всех вас.
- Вспомнила меня?
- Нет.
- Не мучайся, уверен, меня никто не вспомнит.
- Почему?
- Я был очень тихим.
- Ты станешь убивать, если кто-то забрал камни?
- Может быть, если это вернет мне камни.
- Ты такой жадный?
- Нет. Это я так сказал. А ты?
- Нет, матери достаточно. Но это убьет меня.
- Понимаю. Хочешь уехать?
- Да.
- Так вот, что я тебе скажу, камней там было немного.
- Было?
- Да, я забрал их пять лет назад, продал и открыл на эти деньги сеть ресторанов. Сегодня я миллионер, приехал для того, что бы вернуть долги. Деньгами.
Думаю, тебе полагается больше, чем другим, ты заработала карму похуже остальных. Вот твои деньги. Камней было на миллион, поделить на пятерых - получается
двести тысяч, я даю тебе триста.