Эльза встала и пошла по тропинке в гостиницу. Обернувшись, она увидела Героя, он смотрел ей в глаза и не мог шевельнуться, будто его парализовало.
Было похоже на сон, очень похоже.
Ничего не бывает абсолютным. Не бывает, например, абсолютного безумия, как и страдания, абсолютной любви или горя. В нашем трехмерном мире у всего есть
ровно по три стороны. Так что если глядеть на происшествие с доктором спокойно, возможно обнаружить, что для краски жизни, не лишнем будет и сойти с ума.
Все же лучше, чем-то же занятие, но в трагичных условиях тоски и безысходности, серых будней.
Вечером Эльза присела на кровать, часов в семь, и просидела на ней совершенно неподвижно до десяти утра. Не трудно представить, сколько мыслей посетило
голову несчастной девушки. Внезапно стало трудно ориентироваться на рубеже реальности и самых настоящих сказок. Мир дома, мир гостиницы, леса, лужайки, все
перемешалось. Стало не понятно, где сон, а где явь. Она подозревала о том, что реальность сильно отличается от того, какой видит ее Эльза, знала так же, что
если эту самую реальность невозможно подстроить под ее понятия о комфорте, приходит время сказок. В то же время, Эльза была убежденна, что имеет
непосредственный контроль над собственной фантазией. Теперь Эльза не была уверенна, в каком именно мире она сошла с ума: здесь – на курорте (ей мерещится
голос доктора), либо действительно в своем родном городе, где она лежит в лечебнице и ничего совершенно об этом не знает. Вопрос, сошла ли она с ума на
самом деле, не возникал в голове Эльзы.
В десять утра в комнату без стука зашла Сакура. Она молча присела рядом с Эльзой, нежно погладила ее по шее.
- Я знаю, как тебе плохо, - заговорила она. Эльза никак не отреагировала на появление знакомой, - но ты ни в коем случае не должна думать, что тебе хуже,
чем другим. Просто сейчас после серой стороны жизни пришла черная, такая темная, что ты совсем ничего не видишь. Так случается со всеми. Конечно, каждый
думает о том, что ему хуже, чем ближнему. Но твоя ситуация даже лучше. Я так думаю. Почему ты молчишь?
Эльза еще немного помолчала. Потом вздохнула и, наконец, заговорила.
- Я придумала, все придумала.
- Что все?
- Как мне быть. Уходи сейчас, мне нужно сделать записи, а в полночь возвращайся ко мне.
Сакура удалилась. Эльза достала из до сих пор не распакованной сумки новую тетрадь и яркую детскую шариковую ручку.
« В конце концов, играла я всю свою жизнь. Пришло время новой игры. Да». Мысли Эльзы скользили по внутренним стенкам черепа вниз, потом наверх. Они никак
не могли согреться, обжигали своим холодом кость. « На некоторое время мне показалось, что я просто сошла с ума. И совершенно неважно, где именно. Я
понимаю, что это единственная данность, соприкасающаяся с моей жизнью, только в этом и могу быть уверенна. В том, что действительно сошла с ума. Но дело в
том, что такие условия жизни приводят к смерти (как и любые другие), к тоскливой и мучительной смерти. Я собственными силами наделяю себя шансом ошибаться.
Я стану играть в крупное расследование ради разоблачения реальности. Стану добывать доказательства в этом мире и в том. Но как мне распространиться на два мира?