- Говори, кто твой камандір? Эге же, Колян, правильно сечешь... Я твой камандір, маладець! Вот я и порулю зара. Но ты, Колян, нисцо! Я, шоп ты знал, рулю рулем нации. Уникальной нации! То что мне зара сесть за вот руль? Пару пустяків. Вот смотрі! Ану отойди. Диви! Папа майстерські садится сюда!

Власть предержащий плюхнулся за руль и вернулся лицам к водителю:

- А ты, Колян, давай дуй щас на мою сидушку. Ану, бегом!

Водитель рысцой бросился садиться в салон авта. Ляскнуло дверцами со всех сторон. Мерсив двигатель мощно громыхнул, будто гром громыхнул. Немилосердно заверещали колеса и авто сорвалось с места. Прохожие едва успевала убегать из-под колес. Остальная кавалькада торопливо ринулась вдогонку за главным мерсом.

* * *

- «.Прибыла в Одессу банда из Амура, в банде были урки, шулера. Банда занималась темными делами, и за ней следила Губчека.» - в кабине Камаза, припаркованного на обочине шоссе при выезде из леску гвалтовно кричало радио.

Коротко подстрижен кремезень в блестящей турецкой кожанке, синем спортивном костюме и остроносых итальянских ботинках, сидел за рулем. На газетке на сидении рядом была только что разложена пища: ломоть сала, черный хлеб, вареный картофель, зеленый лук и чеснок. Водитель тщательным образом отрезал финкой ломоть сала. Вытер лезвие газеткой, положил сало на ломоть хлеба и взял в правую руку. В левой держал большого спелого помидора. Алчно откусил хлеба с салом. Дальше едва лишь собрался с полным ртом надкусать пімідора, как загудела мелодия мобильника. Челюсти невольно сомкнулись. Из помидора пирснув сек на штаны, на руль и лобовое стекло. Здоровячка матюкнувся, бросил помидор на газетку, привертела радио и достала из кармана кожанки телефона: