Старик показал на своих искалеченные ноги - собственно, деревянные клюке ниже коленей, а тогда прижал книжечку к сердцу.

- Я его вот здесь всегда. Греет мне сердце, знаете. В «Кобзаре» наша сила народна. Убежал я из Гулагу. И то не раз и не два. Тайга, знаете, все тайга и тайга отовсюду. Ноги отморозил прочь. А они ампутацию. Чтобы не убегал больше, знаете. Без наркоза. Говорит, будєш как савєцкій гірой мєрєсьєф. А я вот здесь около сердца «Кобзаря». Мне его, знаете, подарила невеста. Подпольное псевдо «Ласточка». Она училась в Вене. Маричка моя. Связной была в ОУН. Мечтали были брак взять как появится Свободная Украина.. Знаете, не судились. Гестапо ее взяло зато. В сорок первім...

Старик взмахнул набубнявілу слезу, быстро перекрестился и глянул примруженним глазом в небо.

- «Ласточка» ОУН... Она теперь все звідтам баче, сизокрылая. Все как на ладони, знаете... И Бог все баче. А вот вот! Это, знаете, для вас подарочек имею, Глубокоуважаемый Пане.

Старый упівець начал опять рассказывать о редком издании НТШ, о своей невесте Маричку, о настоящих героях Украины... Власть предержащий и члены его сопровождении уже перетоптувалися из ноги на ногу, часто поглядывали на свои ценные часы. Кое-кто чесал нос, кто-то крутил в пальцах папиросу и зажигалку, а кое-кто, крадучись рассматривал узор панчохів на красавицах в вышивках.

Незаметные лица сзади старого упівця немного подтолкнули его руку с «Кобзарем» в сторону достопочтенного правительственного чиновника. Тот сразу принял книжечку, рьяно поцеловал переплет, низко поклонился ветерану. Потом решительный ступил шаг до микрофона, поднял уникальный подарок высоко над головой и торжественно воскликнул: «Слава Героям Украины! Слава «Кобзарю»!