Власть предержащий наконец закончил опорожнять желудок, облегченно вздохнул и попросил папиросу в одного из охронців, которые учтиво держались на расстоянии. Зажег, а тогда дальше сидя на корточках опять заговорил к министру:

- Ну это уже вааще! Это же моя родная земля... Диви как селом запахло... Такое оно родное, как в детстве... «Я пас ягнята за селом. То ли так солнышко сеяло, или так мне чего было?»

Вдруг громко заиграла электронная мелодия. Власть предержащий недовольно матюкнувся, бросил окурок наземь и полез в карман штанов доставать мобильного телефона. Но как-то неуклюже взял плоский аппарат «Vertu», что тот выскользнул и плюхнювся в свежее дерьмо. Власть предержащий взорвался метеоритным ливнем матерных слов. И принялся энергично искать своего дизайнерского платочка. Потом вспомнил, что он ее только что отдал. Но в то же время нащупал в кармане пиджака маленькую книжечку. Это было уникальное издание из межвоенной Вены.

Власть предержащий резким движением выдернул страницы из переплета. Бросил более плотную обложку на почву и принялся выдирать листы. Жамкал и растирал их ладонями, чтобы смягчить пожовклий бумагу, залихватски подтирался и сразу хватался за следующий лист. Когда использовал таким образом из десяток листов и бумага из-под него начала выходить уже относительно чистый, власть предержащий занялся доставанием мобіли из собственного дерьма. И при этом приговорював:

- ...а я же ему говорю, возьми то и мордой того журналиста! Туда, туда! А что же здесь такого? Ну действительно ... Подарок от всего сердца. Подарочек как подарочек. Скромно и с вкусом. Вот, мля, а теперь всьо в этом гівні!

Власть предержащий сосредоточенно оттирал платиновый корпус телефона от брунатної вещества.