- Ну, путешествие достойно такого ковбоя, как ты! - скептически прокомментировал Рудик. Он позволял себе насмехаться будь из кого и не учитывал, что вообще-то живет за счет Ивана Иванича, точнее ваграного им гранта. Мне такое поведение всегда казалось утомительным и нудным, но Иван Иванич не обижался. Иван Иванич оделся и пошел на светлую и сухую улицу. От такой хорошей погоды даже хотелось подпрыгивать.

Дорогой к избирательному участку он увидел на стене надпись: „слесарь віталій”. Иван Иванич сразу его вспомнил: за всю жизнь в их садовой квартире работало двое слесарей - слесарь Валентин и слесарь Виталий. Слесарь Валентин был гомосексуалистом, плюс явно имел еще некоторые не менее отвратительные склонности и болезненности, он цеплялся к Рудика, был підкреселно ввічличвим и трезвым, но результаты работы его были неудовлетворительны. Зато, слесарь Виталий ходил готовый, в его ушах росло волосы, на кисте руки было нататуировано непристойное слово из трех букв, он имел красную помятую будку, зато мог похвастаться идеальными результатами работы. Это нам так понравилось, что мы провели ему экскурсию нашей квартирой, показали цветы, книжки, телефон и компьютер. В итоге слесарь Виталий незаметно забрел в цветах и заснул, а на утро, имея явно нестерпимое похмелье, держался подчеркнуто по-деловому, получил от нас надлежащую плату, с кем-то поговорил по телефону с помощью возгласов разной длины и высоты и пошел не попрощавшись.

Красиво, что об этом талантливом слесаре уже пишут на улице, утешился Иван Иванич.

Впоследствии появились и новые графіті: „слесарь віталій - так!”, „слесарь віталій - голосуйте за!”, „слесарь віталій - наш мэр” и „слесарь віталій - наш новый мэр”.

- Это же просто замечательно! - еще больше втішивсь Иван Иванич. - нашего слесаря Виталия выдвигают на городского председателя!

Иван Иванич решил проголосовать за слесаря Виталия, потому что хорошо знал его как человека и был определен относительно него профессиональных качеств.