Тем временем продолжались поиски Плужника Г. Г. И о них нам расскажет начальник отдела кадров, Соколенко Л. И.

Соколенко Л. И.: Уважаемые коллеги! Мы знаем Плужника Г. Г. как добросовестного и надежного сотрудника, знаем его как мужчины своей жены и отца своих детей. Но это совсем не помогало нам его искать. Мы обзвонили морги, больницы, милицию, всех родственников, - и нигде не находили. Безрезультатно посетили множество кафе. Тогда вместе с милицией мы приехали к Плужника домой. Я сама спускалась в подвал, и меня там напугала парочка бомжей. Исследовав дівр и подъезд, милиция выломила двери квартиры - и оказалось, что Плужник Г. Г. мирно спит у себя дома и очень удивился, нас увидев. Телефон у него был исключен, двери он никому не открывал все эти три дня, потому что, как он говорит, писал рассказ, о чем мы тоже слышим впервые.

Реплика с места: Петров О. О.: Он там телефоны повиключав и, йоханий бабай, рассказ писал, пока мы его здесь искали!

В зале шум.

Соколенко Л. И.: Так, он все это время писал рассказ, сначала милиция его арестовала, а затем выпустила. И рассказ, вот оно у нас здесь, называется „Психиатрический инцидент”, довольно странный рассказ.

Текст новеллы „Психиатрический инцидент”, изъятой в Плужника Г. Г. милицией:

Раиса Никитович была контролером в трамвае пятого маршрута. У Раисы Никитовича были длинные глаза и короткие волосы, высокие скулы и 20 лет трудового стажа. День был просто бомбовым - ядерное солнце, денежный перевод, мало людей в трамвае, жондого стоячего пассажира. Раисе Никитовичу нравилось.

На поворотах трамвая ей улыбались молодые мужчины из рекламных щитов, держа тоненьки мп3-плеєри и пахнет козлом. У кондукторши в кабине валялся кулек с семенами, что расслаблявшее шуршало и пахло на тех-таки поворотах. Все было похоже на какую-то солнечную религиозную церемонию, как будто бы на лучезарной праздничной православной службе пели буддизме мантр, а у входа нищенки наигрывали бы рэгги.

Но идиллию перебивает басистый и безудержный орган. Это Раиса Никитович подошла по деньги за проезд до двух женщин в не черном с неестественно жирной косметикой лице. Одна из них сразу показала удостоверение инвалида, что довзоляло бесплатный проезд. Вторая начала долго рыться в сумке, а контролерка тем временем со страхом рассматривала ее подозрительную косметику. Вторая женщина тоже достала удостоверение, только же не наколешь так просто нашу Раису Никитовича с ее 20-летним стажем, нет! Она мигом сожгла, что удостоверение то же.