А здесь люди, видите ли, 96-поверхівку должны построить, вокруг них оглядывается подозрительно пожизненно враждебный частный сектор, а в них экскаватор скулит, как будто саксофон. Причем выдавал их сакскаватор музыку очень специфическую, сказать бы, герметическую, такую себе затянутую и перегруженную импровизацию вокруг нескольких нот с неожиданным всплеском и паузой, в духе старого авангарда. Строители смотрели прищурясь, но работали.

Звуки, между тем, приобрели публичный резонанс. Кто-то заглядывал за строительный забор, кто оглядывался, а кто просто улыбался. О музыке узнали любители авангарда и начали сходиться на Богдана Хмельницкого. Любители были очень пестры - некоторые имели пірсинг в бровях и губах, другие были стриженые налисо, один тип был с большой бородой, другой в домашнем спортивном костюме, одна девушка в острых мужских туфлях, а еще в одной дождиком светились седые волосы. Многие из них сидели на бордюре, другие стоя разговаривали, отправляли и принимали есемески, посміювались и складывали руки то в защитную позу, то в задние карманы.

Прораб в эти теплые дни постоянно был за рулем Волги-контрабаса, потому нуждался в безалкогольном пиве. Он оставил на совесть строителей их работу, а сам вышел за серый забор к минимаркету. Прораб, конечно, сразу заметил любителей авангарда и их пестро раскованное поведение, однако не сказал им ни слово - вообще, он выглядел задумчивым и тщательным образом смотрел прищурясь в бок минимаркета. Так же дорогой назад, на строительство, он сосредоточенно отхлебывал безалкогольное пиво и смотрел себе под ноги. Зато зайдя за забор, он засуетился, пробежал через площадку, залповый допил бутылку, выбросил ее и закричал:

Шухер!!! Господа строители, приказываю вам немедленно начать выполнять зарані подготовлен и утвержден план защиты от нападений местных обитателей на інвестиційноємне строительство! Выполняйте!