25.09.2006 г.

Так-так так странно устроенная в жизни борьба идей и позиций! Сегодня, скажем, свободно идти ночными буєраками и кубики звезд складываются в выигрышную комбинацию географической головоломки, выводя на правильный путь, может, даже домой. А завтра наоборот: кубики рассыпаются и разбегаются над бесконечным морем, вместо Ковша на небе чья-то харя, то и не найти нужного выхода даже из такой непритязательной штуки, как грузлий колючий пляж. И вчера победив окончательно оппонентов, разрубив их в ренітовій измороси декабрьских дискуссий, позавтра вы увидите, как целый город выбегает им навстречу из своих узких желтых дворов, подносит на руках и воплощает обанкротившиеся идеи в жизнь. Именно поэтому я избрал это, кажется, не самое элегантное поведение - во всех областях жизни поочередно, но искренне и безответственно быть ультраправым, крайним левым, мізантропічним консерватором и аккуратным в своей зацикленості революционером. И все равно, ни один скептик-романтик не угадает, за каким рогом он перецепится о несокрушимую громоздкую клепсидру чьей-либо мысли, принесенной из мусорника. Обморочная барышня выпадет из шестого трамвая просто на руки инженеру, он уронить арбуз, и этот овощ или фрукт очень очень громко кашлянет.

Николай сидит приблизительно на перекрёстке Свободы и Шевченко и употребляет алкоголь. На визитке написано, что его профиль деятельности - „проблемы человека”. Не очаровательно ли? Николай сидит и пьет алкоголь, но это еще не проблема человека. Вот вчера к нему приезжали гости из Вены, студенты. Николай уже не совсем помнит, какие именно они студенты и что там к чему, но в их реальности не сомневается. Вдруг оказалось, что австрийки, говоря между собой, употребляют массу славянских слов, но это тоже не проблема человека. Николай и студенты решили много выпить, а выпили еще больше и, пока пили, встретили армянина, который ковырялся в бумажнике, набитом не одной тысячей долларов, только и это не потянуло на проблему человека. Аж вдруг віденцям приспичило женского тепла - в городе именно было очень холодно, мигала центральными улицами ночь, дремали памятники и амури в парках, ни одной возможности не предлагала судьба, чтобы австрийские студенты с кем-то из девушек просто так, из экспромта, судьбоносные познакомились, потому Николай пошел к таксистам, этих развращенных и циничных, этих ночных знатоков продажных женских тел. Один из таксистов выбросил папиросу и назвал цену. Австрийки сразу все поняли, подбежали к таксисту и начали лапать пьяными руками свои карманы, но достали не деньги, а пластиковые студенческие удостоверения:

- Штудент! Штудент! Пятьдесят процентов скидка! Штудент скидка! Концешн!

Таксист напряг те лицевые мышцы, которые находятся между носом и губами, а Николай круто повернул свою голову. Оба они молча смотрели на венских студентов, и Николай, может, даже введет этот эпизод к какому-то задуманному им фильму, и, по его мнению, очевидно, это и есть, это уже действительно - проблема человека.