Пять лет МГУ плюс два года после — Иван неплохо уже ориентировался в столице. Он мечтал перевести сюда Настю. Ей уже четырнадцать лет именно столько лет было самому Ивану, когда погибли родители.
Затонул рыболовецкий сейнер, на котором они работали. Насте было три года, поэтому родителей она почти не помнила. Только фотографии и остались. Иван был
ненец по национальности и с такой экзотической внешностью он немного стеснялся подходить к девушкам, поэтому пока был одинок, да и любимая робота поглощала
его полностью. Но он часто вспоминал свой забытый богом посёлок на крайнем севере. В лаборатории Ивана приняли хорошо. Там оценивали людей, прежде всего по
деловым качествам. А так как Иван практически жил в лаборатории, то лучше всех знал, где что лежит, какие провода куда лучше и легче подключить и всякие
бытовые мелочи, где лежат чашки, ложки, сахар и так далее. Он стал не заменимым лабораторным, так его в шутку иногда называли. Да и голова у него светлая —
не раз невольно слышал он о себе отзывы сотрудников.
Директор института сказал, что одна крупная промысловая компания хотела бы получить прибор для ловли
больших объёмов рыбы с минимальными затратами при этом будет использоваться минимальное количество людей и техники. А соответственно большая экономия дизеля
и всего что связано с производством.
Пробные экземпляры резонаторов испытывались на местном озерке, но рыбы там почти не было, а вот лягушки, правда выпрыгивали из воды и убегали к
ближайшему леску. Было забавно слышать визг проходивших там людей. С виду всё начало получаться и представитель фирмы стал поторапливать, говоря, что скоро
осень и самое время для испытания в океане. Он был очень настойчив и так достал всех, что директор стал проявлять недовольство по поводу оттяжки сроков
испытаний в естественных условиях. Но когда Иван узнал, что испытания планируется проводить недалеко от его родных мест, он уже не думал о том, что прибор
ещё нуждался в доработке. Перспектива встретиться с сестрой и так неожиданно быстро заглушала всё. В экспедицию отправились через месяц в сентябре. Всё
оборудование погрузили сначала на грузовой самолёт, а потом на танкер. В первую же ночь Ивану приснились родители. Отец говорил ему: «Разбей его, уничтожь».
А мама не улыбалась своей красивой улыбкой, а всё повторяла: «Настенька, ей будет трудно». Иван не первый раз выходил в океан. Он любил это ощущение
бескрайнего простора и живой трепещущей материи. Иван ощущал океан единым живым организмом. Через две недели пути экспедиция прибыла на место. Это была
буровая нефтяная вышка в океане — идеальное место для испытаний. Несколько дней шла наладка оборудования. Иван сообщил сестре что прибыл и на другом конце
восторженно пискнули и затараторили. Он почти не слушал её, только звуки её голоса и огромное чувство счастья заполняло Ивана. Он сказал ей, что завтра
пойдёт катер в поселок, и он договорился, что её привезут на вышку к нему. Ещё больше писка послышалось на другом конце и какие-то звуки, похоже Настя
прыгала и хлопала в ладоши. Иван улыбнулся и его и без того узкие глаза почти совсем закрылись.
Вечером объявили штормовое предупреждение, и представитель компании заявил, что испытания начнутся завтра, не смотря не на что. Планировалось создать
направленный импульс резонанса в сторону берега. А там будут уже готовы сети. Потом только грузи рыбу в рефрижераторы и вези куда хочешь. Все расходы
переходят в основном на транспортировку.
Утро встретило пасмурным серым небом. Недавнее солнышко не показывалось. Чайки с криками летали над океаном и платформой. Испытания начались. Включили
прибор на минимальные колебания. Оборудование привычно загудело, всё шло по расписанию. Переговоры шли по рации. На берегу отвечали, что рыбы нет. Прибавили
до средних колебаний. Берег нетерпеливо сообщил, нет рыбы, и вопросительно затих. Сотрудник компании переглядывались и выжидательно смотрели на научных
сотрудников. «Иван прибавляй до максимума» - сказал начальник лаборатории.
Вы же знаете, что...