За окном шелестели листья от дождя. Всполохами разрывались тени на стенах и письменном столе, за которым сидел Иван. Он быстро что-то записывал в
толстую тетрадку и лишь вспышки света заставляли его на несколько секунд оторвать серьёзный взгляд от исписанных страниц. Нет, никак не удавалось решить эту
задачку волновых колебаний. Вот у Тесла: «Идя через верхние слои атмосферы, и доходя до определённой точки планеты, создают общий резонанс, при этом можно
также перебрасывать нужное количество энергии, подкачивая его до нужного уровня, а за тем, когда как говорится «тесто поспеет» можно послать подземный
импульс и таким образом вызвать любую катастрофу — цунами, извержение вулкана, ураган... От всего этого захватывало дух, и тело наполнялось ощущением
бесконечного могущества... Но стоп. Рано делить шкуру медведя, который даже ещё не был обнаружен. Иван оторвал взгляд от тетрадки и посмотрел в мокрую
темноту за окном. Ну, у Тесла это всё понятно, а у нас задачка полегче — создать направленный импульс резонанса с рыбами в сторону расставленных сетей. Не
удавалось понять, какая должна быть задающая частота колебаний и как она должна нарастать, чтобы не повредить живым рыбам и не захватить другие живые
существа океана.
Иван засмотрелся в темноту окна и, переходя в полусонное состояние, стал видеть свой рыбацкий поселок, где родился и вырос, свою сестру Настю. Он очень
её любил и скучал по ней. Как она похожа на маму та же улыбка, ослепительно белые зубы и родинка на щёчке, Настя... Вздрогнул и проснулся. За окном уже
светлело. Нужно работать подгонял себя Иван. Он закончил физмат МГУ. Ему как перспективному специалисту предложили место в спец лаборатории одного
научно-исследовательского института Москвы. Иван очень дорожил этим местом не только из-за хорошей зарплаты, но самое главное эта лаборатория, где можно
было экспериментировать до бесконечности, проверяя свои разработки на деле. Он так был захвачен работой, и ему казалось, что вот он, наконец, раскроет
тайну, всецело поглощающую всё его время и силы, что даже ночевал в лаборатории и почти не пользовался служебной квартирой. Нет, конечно, когда в воскресенье его выгоняли из лаборатории он, вынужденно бездельничая, как он сам это называл, слонялся по Москве.