3. Сквозь сон был слышно смех и угрожающие фразы где-то в соседних купе. Кто-то тихо его будил, осторожно покачивая его плечо. Тяжелая голова медленно поднялась, и из-под полу опущенных век Аскольд увидел спокойное и хорошее лицо Остапа. Как было видно, скоро должны были приехать, потому что післягрозове солнце просвещало стаканы из чая и бутылку минеральной воды. Еще двое соседей из купе уже встали: Юрко время от времени потріпував председателем, чтобы будиться, и неуверенно вспоминал, что он здесь делает, а Марьян составлял свою постель.

- Слушай, капітане, тебе, по-моему, трудно будет, ты спишь, как убитый. Я уже десять минут тебя бужу. - сказал Остап, возвращаясь к своей полке.

- Ты храпи чаще - тогда вообще не добудишься - сказал Аскольд, поднимаясь.

- Между прочим, якшо ше раз захропиш - не разбудим вообще - опомнился наконец Юрко, угрожая пальцем. Марьян где-то под Аскольдовой полкой тихо засмеялся.

- Ой-ой-ой! Так вам и нужно! - полу оскорблено - полу смеясь, ответил Остап. Его круглое лицо как раз подходило к Хозяину - персонажу пьесы. Слегка гладкое тело Остапа вряд ли можно было назвать идеальным для офицера.

- Кстати, знаете анекдот о „к чему?”? - спросил Юрко.

- Не-а.

- Слушай. Урок в школе. Говорит учитель: „О... гм...Петрику, ну скажи хоть шось” - „И шо я Вам скажу?” - „Ну да шось, ты же ничего не говоришь...” - „А во папа вчера кота забили...” - „А то ше к чему?” - „И к плота, аж глаза вылезли”. - из анекдоту начали смеяться ше несколько людей на кухне.

- А шо то за „О” в анекдоте? - спросил Остап

- В оригинале должен был быть не „Петрик”, а „Остап”... - Юрко тихо начал вставать. Смеялись все.

- Хорошо, давайте собираться. Нужно будет узнать, как ситуация и разбудить всех ребят. - Аскольд спрыгнул на пол и вышел в коридор. Из радио играла веселая музыка какой-то современной певицы. Он дежурный раз зевнул и пошел к туалету.