2. Пронзительный храп просачивался через тяжелые двери купе. Аскольд только что вышел оттуда, потому что поднадоело время от времени бухать рукой по стене, чтобы немного разбудить соседа и прекратить эти звуки. Тот каждый раз на какую-то минуту замолкал, а затем опять выпускал воздух через перетисканную перепонку носа.

Аскольд вкусно зевнул и сильно закрыл рукой рот и нес, будто это кому-то мешало - коридор был пуст. Недавно кто-то сидел на стульчике у окна и забыл его поднять. Аскольд побрел к нему.

Не застібнутий пас болтался из-под помятой футболки неизвестного цвета. Парень одел ее автоматически, тогда, когда слышал последний крик „Ну тогда едь и спи с кем хочешь”. Она вылетела из соседней комнаты, в которой разъяренная Настя покувыркала все, что могла, и как раз натолкнулась на эту футболку. „Ну и поеду!.. Я позвоню” - сказал тогда он и аккуратно положил последнюю пару носков к чемодану. Потом взглянул на мокрое от слез лицо Насти за полузакрытыми дверями, сказал ше раз, что ее любит, услышал в ответ дежурное хлюпание и пошел.

Клетчатое сидение отбивало заднюю часть тела своего недавнего владельца. Аскольд присел лицам за движением потяга, пытаясь разглядеть необычные ночные силуэты. Где-то посреди вагона в купе, наверно, играли в карты, потому что время от времени слышалось „Забери свою семерку!”, „Отбой”. Впоследствии всем знакомый „Дурак” изменился „Тисячкой”, потому что в давно не свежем воздухе вагона раздавались звуки одной, двух и однажды даже три сотен. После последней громкий хохот настолько разлетелся между купе, что между „веселым” и „молчаливым” послышался голосний стук по стенке.

[ - Помнишь, мама говорила, чтобы ты считал себе, а то заберет меня к себе, и всьо? - спросила Настя, обняв Аскольда за шею. Она любили так стоять в коридоре, полураздетая (лишь в старой Аскольдовой рубашке, которая доходила ей почти до коленей), невзирая на удивленные взгляды пассажиров и проводников. В случае какого-то возмутительного намека Настя всегда могла проскочить к купе, потому что оно было открыто. Соседи через три - четыре часа не обращали внимание на выходки этой странной парочки.