11.09.2005 г.

1.Теплое веселое солнце пустило свой луч к комнате, осветив две пышных иконы Иисуса и Его Матери. На стенах висели ковры с сценками из жизни цыган - такие были модны в середине советских лет.

- Юрцю! Юрцю! Ану вставай! Сплюх!

- Ум... - парень заслонил лицо ладонью. Потом провел ею по щеке и почувствовал, что она небрита. Юркову руку начала дергать девушка, одетая лишь в ночную рубашку. Босые ноги стояли на старой капі.

- Знаешь, сегодня прекрасный день. Солнце сияет, я такая весь совет! - Она потянулась и зевнула, а затем упала на Юрка.

- Звонка? Иди отсюда, я спать хочу!

- Какое спать?! - Звонка села на кровать, помахивая ногами и мечтательно глядя сквозь окно на горы. - Уже первая.

- Какая первая?! - помяты волосы наконец поднялось из подушки. Не менее помятое лицо посмотрело на сестру.

- Зеленая... Обед уже! - казалось, ничего не может испортить настроение Звонцы.

- Где родители?

- Пошли.

Юрко сел, поправил крестик на шее и начал тереть глаза.

- Не три, вар’яте! Печь будут, ячмень занесешь! - Звонка начала отрывать его руки от глаз. - Ну как пятилетний!

- Старшая нашлась!

- Старшая! На семь минут пятнадцать секунд. Почти двадцать лет тому назад я первая вышла на этот мир.

- Хорошо... старшая. - Юрко засмеялся. Сестра нехорошо на него глянула и перебросила из правого на левое плечо пасмо волос. Солнце отражалось в его черном цвете. - Иди! Я одеваться буду!

- Ой-ой-ой! - она прыгнула на пол и побежала во вторую комнату. Закрывая двери, широко улыбнулась брату. - Звонил Аскольд. Хотел из тобов поговорить.

- Но, и... - Юрко встал и, зевая, начал одеваться.

Звонка тихо плакала, всунув носа у Юркив свитер.


- Все, уже поздно, трет ехать. Тихо, тихо. Передай родителям, шо всьо будет хорошо, ну... - Юрко потрусил сестру за плечи, и и автоматически улыбнулась сквозь слезы. На перроне еще многие люди прощались с родными и друзьями. Репродуктор сообщил, что поезд отправляется и пора садиться. Юрко обнял Звонку, нежно поцеловал в мокрую щечку и пошел к вагону.