Полностью адекватное поведение зверя в наэлектризованной природе двадцать первого века. Такое ощущение как будто кто-то хочет одеть на запястье бирку из да-тою начала наблюдений и действия препаратов, которые вводятся внутрішньоутробно, - с кофе, с яблоком, со спермой, с приветствиями и комплиментами, с ненавистью и знева-гою. А еще - с неурядицами и с обычным хамством и хаосом, что неотделимая от естественного отбора жизнь: не ты, так тебя.

Но что же это?! Дурака какая-то, подозрение и недоверие к людям, восприятие все на прикус безжалостных ікол разъяренного зверя. Все чаще хочется кусаться и - без любовника! - на безлюдный остров! В тишину, в покой, в праздность. Потому что піклуван-ня за других просто таки доходит до неприличия. Чувствуешь себя почти Бо-гом - сегодня благодаря тебе было обеспечено двум половой самостоятельным тварям удовлетворения! Это же нужно такого.

Почему бы не ласкать себя саму? Что в этом постидного? Стыд дан нам Богом предусматривает стесняться одинаково как за других, так и за себя, потому что то, что відбу-вається с собственным лицом, - вполне естественно, а значит и со всеми так: сам себе палач - собственная совесть и корит, раскаяние к слезам и молитвенное пожертвование души, перед нама-льованою попсовой иконой, а еще ум, что не позволяет делать неразрешенное на людях. Собственная непосредственность ребенка и послушность. Первое - позволяет на одиночестве все возможны удовлетворение. Второе - ужасно утомляет своей несносностью и избыточной публичностью.