Некоторое время они шли молча. А затем Он начал говорить... Его душа напоминала страшную запущенную рану, которая с каждым словом, с каждым его движением кровавилась, и тогда они подолгу отдыхали. Говорил преимущественно Он. Она не перебивала Его, потому что чувствовала: Он хочет, чтобы его выслушали и, главное, чтобы Его услышали...

Каждое слово, что взлетало из Его уст, было искренним, откровенным и зболеним. Она слушала и безгранично верила Ему. Потому что Его слова были вызовом потому Болоту, в котором приходилось существовать и Ей. Потом говорила Она... Спустя некоторое время оба поняли, как важно для них быть вместе именно теперь, когда, по-видимому, именно Провидение возвело их вместе.

Так длилось бог знает сколько времен, но одно Она помнила очень хорошо: вместе они плакали и смеялись, вместе падали и подводились, чтобы идти одним путем к цели, которая и намечтал была вместе...

Как-то, после дежурного удара Судьбы, Она не смогла подняться - слишком сильным он был как для Женщины. Силой своей души Она помогла подняться Ему и попросила: „Пожалуйста, помоги мне”. Но Ему было так легко, что Он не заметил как переступил через нее и пошел сам. Утоляя страшную боль, Она подвелась на ноги, но, ступив несколько шагов, опять бессильно опустилась на путь.

Отныне все стало по-другому. Он пошел дальше, изредка возвращаясь к ней, чтобы сказать: „Подожди еще немножко, ты же веришь мне? Веришь, что мы опять пойдем вместе?” И Она ему верила...

А когда оставалась наедине со своей хилостью, вспоминала жизнь без Него. Вспоминались те маленькие радости и победы, которые вдохновляли Ее на жизнь... „Живи мечтой!” - вспомнился рекламный ролик... „Живи мечтой...” - шептал сентябрьский дождь истощенной урожаем Земле. „Живи мечтой!” - хохотали зеркала, отбивая Ее бледное - аж черное - лицо...

Теперь оставаясь надолго на одиночестве, Она планировала Большой Побег. Потому что выбор, собственно, был небольшим - или умереть, или раз и навсегда переступить через того, кому верила.

Чтобы начать все сначала. Чтобы опять увидеть Ведущую зарю, которая светила в Ее окно уже много лет и звала за собой. Чтобы...