- Я не однако разволновалась, что ты едешь... Маму хочу увидеть, как оно ей? Брать же, знаешь, оба непутящі... Тетя не при здоровье, чтобы ездить к ней... Возьми меня с собой, пожалуйста, возьми. Ты же знаешь, трудностей я не боюсь, да и подменить тебя за рулем смогу в случае чего. Артемка на маму твою оставим, вызовем сюда, вот прямо сейчас и позвоним по телефону, приедет к нам и отдохнет, и внученька пригляне, да и Свитланка из Игорком помогут ей... Слышит мое сердце, что-то там у них неладно...

- Поэтому Валерка вызывал мать свою из области на гостини и за детьми посмотреть. А сами сели да и поехали в село к Вере... - Мария опять всхлипнула. - Не могу без слез рассказывать, плакали мы оба по телефону разговаривая...

К границе добрались почти в полдень. Проверка документов и груза не заняла много время. Здесь же, наскоро переобідавши, направились дальше. Леся сидела в кабине вистромивши руку в окно и подперев кулачком подбородка, вспоминала...

- Глупая ты, глупая, Леско. Кто же в настоящий момент деньги честным трудом зарабатывает? - Сергей, старший брат, едва лишь вернулся из дежурных странствий - неделя не была дома. - Вот я - нигде не работаю, а нужен же за что-то жить. Разве же иметь может дать мне столько... А я, вот взгляни, сколько в день имею. - Его рука нырнула к нагрудному карману пиджака и сразу выпорхнула с веером новеньких хрустящих двадцатидолларовых купюр. - И не проси, потому что все "дно не дам и не скажу, как заработал...

- А чего же ты иногда приезжаешь и требуешь денег? - Леся большими серыми глазами смотрела то на брата, то на деньги, а затем тихо-тихо попросила - Дай мне... Мне очень нужно...

- Ха! „Дай!” Как это - „Дай”? Ты сама заработай... Ты уже тоже... можешь. - И громко захохотал.

В тот вечер, Леся очень хорошо помнит, она плакала и проклинала все: и жизнь такова, и брата с его деньгами, и... весь мир, который так враждебно встречал ее, молодую, полную мечт и надежд, девушку, которая должна была экономить на всем копейки, которая давала ей иметь.