Шаг за шагом углуби парку и ночной мороз медленно брал и меня в свои заложники... Пораженная, я остановилась около одной из берез - сек, какой еще вчера продолжался в бережно поставленную жестянку из-под „живчика”, сегодня превратился в ослепительно-белую стеклянную сосульку... Я отвернулась, чтобы не видеть такой ужас, но... Взгляд снова и снова выхватывал остекленелые сосульки, которые издалека напоминали туго скрученные кляпы...

Вот она - человек умный... Вечером сок слили в больший сосуд, а отверстие в стволе оставили открытым. Было тихо и жутко, напуганы птицы изредка попискивали, прячась в кронах деревьев, а мне хотелось сломя голову ринуться прочь из этого страшного места... И здесь я опять почувствовала ваше присутствие, Ваша Нестерпимая Високосте. Зачем Вы пришли именно теперь? Почему Вас не было поруч того безжалостного палача, который насиловал доверчиво улыбающуюся березу, множество берез, которые росли здесь и кое-где еще... Разве же не Вы, Ваша Високосте, нашептываете разумникам об охране природы, разве же не Вы надиктовуєте им природоохранные законы и трактаты, что потом их тиражируют шумные СМИ? „Сохранение Сегодня ради будущего Завтра”. Я слышала очень много таких речей, я читала достаточно таких трактатов, но...

Говорите, говорите - вычитывайте меня, Ваша Високосте... Я выслушаю Ваши упреки снова и снова и еще множество раз, но как можно забыть увиденное в парке? Как можно забыть тот ужас... он и до сих пор у меня перед глазами... Пустота, мертвые глаза, бессильно опущены руки-ветви и. Тишина, мертвая тишина, в которой было слышать, как колотит мое сердце...

А теперь, идите прочь от меня, Ваша Високосте, Мысль...