23.10.2007 г.

Идите прочь от меня, Ваша Високосте, Мысль. Я не хочу опять разговаривать с Вами о том, о чем хотите разговаривать Вы, Вы - такая всеобъемлющая, честная и такая высокая... Мне и в самом деле болят Ваши мысли, но очень досадно, что Вы находите именно меня. И только в моем присутствии так пафосно грустите за навеки потерянным людьми умом. За человеческим умом... К чему здесь я? Каким боком? Из какого чуда? Потому что я умею слушать? Слушать... Ой, увы! Когда бы Вы знали, Ваше Високосте, как мало сегодня слушать... Но Вы и сами понимаете... Кроме „слушать” нужно еще и прислушиваться, и слышать, и понимать, и...

Но Вас не переслушаешь. Не переслушаешь о той беде, о теє беде, об обреченности, которая караулит зусібіч на всех нас...

Вспомнились березы повесні... Они, чувствуя тепло весеннего солнца, заулыбались навстречу путникам. Теплый и вкусный сок уже оживил ствол, кору, веточки... А вот теперь Вы, Ваша Високосте, скажите мне правду - кто впервые пришел к выводу о том, что человек - умен? Когда это прозвучало впервые? Отвечайте, потому что только тогда я поверю, что Вы действительно существуете... Вероятно, тот, кому Вы открылись впервые, поторопился объявить на весь мир, что человек - умен... Второго дня я решила навестить білокорих красавиц. Но они не захотели больше здороваться со мной... А знаете почему, Ваша Високосте? В настоящий момент Вы поймете это...

...Второй день березки не захотели со мной здороваться... Странно и как-то не по себе стало, а где-то в глубине души даже тревожно. Неужели произошло что-то неотвратимое?