ДЕНЬ ТРЕТИЙ, УТРО, 8.00

Философ: - Ну, как оно?

Жалостливый: - Благодарить бога!

Философ: - А мамка приходила?

Жалостливый: - Так, конечно, со всем семейством. И оно уже оживленнее стало... Улыбается...

Жалостливый: - Хвостиком крутит, гавкает, бежит на встречу...

Циник: - Представьте, когда бы это был ребенок... Ужас!

Циник: (к Философу) - Ты рад?

Философ: - Спрашиваешь!

Циник: - А по тебе и не скажешь!

Философ: - Просто подумалось: иногда мы бываем милосердные к животному, а к человеку... Можем предавать, покинуть на призволяще в такой, как эта яме, а то и еще в более глубокой...

Циник: - Ну, а если этот человек - дрянь? Пусть гниет, лично я и пальцем не пошевелю...

Философ: - Гм... Очень странно говоришь... Человек всегда остается человеком, живым существом... Может ли не помнишь, что сказано о ближнем? То, по твоему, делать так из себе подобными это - норма? Вот тебе пример - спасать животного - это по-человечески, а человека, пусть она и не достойна того... вот так, запросто, покинуть? Пусть спасается сама как хочет или умирает, а ты будешь стоять рядом, а то и каждого дня будешь ходить слушать как она стонет? Так выходит?..

Циник: - Не равняй...

Философ: - Почему? Это же очевидно, - именно это ты и имеешь в виду... Наше милосердие иногда бывает страшным...

По обеде, 14.00

Философ: - Ну, что?

Мужчина: - Хорошо... Уже обкаталось, земли на шерсти нет, веселенькое...

Философ: - А яма?

Мужчина: - Прикрыли...