— Отдать швартовы!
Это означало, что якорь уже поднят. Лео едва заметил, как исчезли канаты – толстые нити надежды, связующие корабль с берегом, который он так долго
искал. Он не успел остановиться, потому что трап исчез прямо перед его маленьким носом. Лео сделал последний беспомощный жест рукой и рухнул вниз. Прошло
несколько минут, когда он осознал, что эта воздушная перина из облаков его не спасет…
Я проснулся весь мокрый с головы до ног. Помимо самой темноты глаза заливал пот, и я автоматически потянулся к ночнику. В комнате было прохладно: со
стороны окна, тихо нашептывая мне послание, дул легкий ветерок. Я прищурился, постепенно привыкая к тусклому свету лампы, и увидел, что окно настежь
открыто. Быстро переведя взгляд на кровать Лео, я понял, что тот, проснувшись посреди ночи, просто не выдержал ожидания. Одев штаны, я выскочил в окно и
побежал. Я знал куда он направился.
Видимо вечером накануне прошел дождь, быть может даже ливень, но я так крепко спал, что меня не разбудили бы ни гром ни молнии. Я понял это не по сырой
земле, а по очень густому туману, такому, что мне пришлось перейти на медленный шаг. Туман казался сейчас странным, пугающим, как внезапно появившееся
передо мной привидение, созданием. Холм я нашел лишь благодаря тому, что знал каждый сантиметр, отделяющий его от нашего дома. Линия между небом и землей
отсутствовала, а видимость ограничивалась парой метров. В один момент мне показалось, что я действительно иду по ночному небу в облаках.
Попытки докричаться до Лео не приносили положительных результатов, и я просто брел к невидимой вершине, как мы это делали много раз. На кой черт он
поплелся среди ночи сюда, тем более в такой туман? Что он мог тут найти? Ах, да! Светлячок. Конечно же. Именно он подсказывал мне…
— Ау, Лео!